Телефон: +7 (383)-235-94-57

СПЕЦИФИКА ТЕМПОРАЛЬНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ «РАСТЯНУТОГО» КОРОТКОГО РАССКАЗА (НА МАТЕРИАЛЕ СОВРЕМЕННЫХ НЕМЕЦКОЯЗЫЧНЫХ КОРОТКИХ РАССКАЗОВ)

Опубликовано в журнале: Культура слова №3(4)

Автор(ы): Смольянова Светлана Александровна

Рубрика журнала: Германские языки

Статус статьи: Опубликована 16 апреля

DOI статьи: 10.32743/2658-4085.2019.3.4.102

Библиографическое описание

Смольянова С.А. СПЕЦИФИКА ТЕМПОРАЛЬНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ «РАСТЯНУТОГО» КОРОТКОГО РАССКАЗА (НА МАТЕРИАЛЕ СОВРЕМЕННЫХ НЕМЕЦКОЯЗЫЧНЫХ КОРОТКИХ РАССКАЗОВ) // Культура слова: эл.научный журнал. –2019 – №3(4). URL: https://jword.ru/archive/4/102 (дата обращения: 26.08.2019)

Смольянова Светлана Александровна

канд. филол. наук, доц. БФУ им. И. Канта,

РФ, г. Калининград

SPECIFICITY OF THE TEMPORAL ORGANIZATION OF THE "STRETCHED" SHORT STORY (BASED ON THE MATERIAL OF MODERN GERMAN-SPEAKING SHORT STORIES)

 

Svetlana Smolyanova

candidate of  philological sciences, associate professor of Russian State I. Kant University,

Russia, Kaliningrad

 

АННОТАЦИЯ

в статье рассматривается и определяется дефиниция жанра короткого рассказа в современной немецкоязычной литературе. С помощью события как элементарной структурной единицы репрезентации категории времени в языке формируется схема темпоральной организации «растянутого» короткого рассказа.

ABSTRACT

The article discusses and defines the definition of a short story genre in modern German-language literature. With the help of the event as an elementary structural unit of the representation of the category of time, a scheme of temporal organization of the “stretched” short story is formed in the language.

 

Ключевые слова: время, язык, событие, короткий рассказ.

Keywords: time, language, event, short story.

 

Короткий рассказ является жанром малой прозы, получившим свою популярность в 20 веке. На сегодняшний день остается актуальной его дифференциация от обычного рассказа. Наиболее отчетливо она прослеживается в немецком языке, где даны совершенно разные названия данным малым формам (ср.: рассказ – Erzählung, а короткий рассказ – Kurzgeschichte, т.е. в буквальном переводе «короткая история»). Однако, в немецком языке понятия «Erzählung» и «Geschichte» часто употребляются синонимично, что, по словам Л. Ронера, не совсем правильно: «Geschichte» подразумевает под собой целостность и закрытость (первично письменный текст), а «Erzählung» – больше поэтапность какого-то действия (первично устный текст) [8, с. 191].

В отличие от русского литературоведения, где понятие короткого рассказа (далее – КР) подразумевает под собой разновидность обычного рассказа, в немецкой литературе КР выделен в самостоятельный жанр. По словам Х. Бендера, одного из ведущих авторов жанра КР послевоенного времени, КР является лучшей формой, способной отразить современность [1, с. 74]. В КР все происходит, как правило, сию минуту и на глазах у зрителя. Если дана предыстория событий или персонажа, то она лаконична, как пересказ первого действия пьесы, в которую читатель включается в самый напряженный момент.

На основании проведенного исследования, посвященного анализу критериев жанра в немецком языке, представляется возможным вывести определение современного немецкоязычного КР. Итак, современный немецкоязычный КР – это текст, относящийся к жанру малой прозы, средним объемом от 1,5 до 8 страниц, имеющий, как правило, открытую структуру (начало и конец) и небольшое количество действующих лиц. КР обладает облигаторным признаком событийности и предполагает константную соотнесенность действий персонажей с определенными временными маркерами. Повествование обычно сфокусировано на изображении каких-либо порой весьма обыденных, но имеющих большое значение для постижения основной идеи произведения фактов и событий из жизни литературных героев.

Известно, что в основе процесса языковой репрезентации категории времени лежит событие. Именно с помощью данной структурной единицы авторы художественных текстов изображают процесс времени. В данной связи интересным остается то обстоятельство, что на примерно одинаковом количестве страниц авторам КР удается изображать события как одного дня, так и целых эпох. В данном случае уместно упомянуть о степени компрессии времени изображаемых событий в КР. Степень темпоральной компрессии напрямую зависит от продолжительности описываемого временного периода. При изображении длительного промежутка она усиливается, повествование становится как будто «сжатым», а при описании событий, например, одного дня – заметно уменьшается. При сильной компрессии времени перед автором стоит сложная задача: описание продолжительного промежутка времени на небольшом количестве страниц. В данной связи исчезает возможность подробных описаний характеров героев, их чувств и взаимоотношений. Однако при описании событий, например, суточной продолжительности время в повествовании как будто растягивается «в ширину». КР становится «растянутым».

Следует отметить, что в ходе исследования порядка 400 текстов современных немецкоязычных КР таких авторов, как И. Айхингер, И. Бахман, И.Р. Бехер, Х. Бендер, Г. Бенн, П. Биксель, Г. Бёлль, В. Борхерт, Б. Брехт, Б. Франк, М. Фриш, Г. Грасс, П. Хандке, М.Л. Кашниц, А. Клюге, Э. Ланггессер, З. Ленц, К. Марти, К. Нёстлингер, В. Шнурре, В. Штраус, М. Вальзер, Г. Воман и др. удалось установить процентное соотношение так называемых «сжатых» и «растянутых» КР в современной немецкоязычной литературе. Так, на 53% «сжатых» КР (215 текстов) приходится 47% «растянутых» (193 текста).

С этой точки зрения среди множества современных немецкоязычных КР особого внимания заслуживает сборник КР австрийского писателя и драматурга П. Хандке «Noch einmal für Thukydides» [7], где достаточно просто проследить весьма небольшую длительность описываемых в тексте событий, так как в начале и в конце данных рассказов содержится указание на дату исходного и завершающего момента развития изображаемого факта, зафиксированного одним и тем же темпоральным маркером. Все КР в данном сборнике носят характер «растянутых».

Сравним первое и последнее предложения рассказа «Für Thukydides»: «Am 23. März 1987 war unter dem immergrünen Efeu an einer Hausmauer auf dem Felsenberg ein Blatt, das wie verwelkt wirkte» [6, с. 3] и «Das waren die Ereignisse des Vormittags am 23. März 1987» » [6, с. 4].

Как показывают текстовые примеры, начало и конец КР четко датированы одним и тем же числом и годом. В данном случае абсолютно очевидно, что автор описывает события одного дня. Кроме того, существительное des Vormittags (первой половины дня) указывает, что действие происходило не просто в течение одного дня, а даже половины одного дня, т.е. нескольких часов.

Используя указанные выше маркеры времени, а также единственное зафиксированное в тексте словосочетание nach den 10-Uhrnachrichten, обладающее временной семантикой, попытаемся изобразить на схеме темпоральную организацию данного повествования (Рис. 1).        

 

Рисунок 1. Схема темпоральной организации «растянутого» КР

 

Короткая временная ось в такой модели темпоральной структуры КР символизирует отсутствие маркеров, отмечающих движение времени в нем. Более того, верхняя и нижняя части схемы ограничивают временной отрезок реализуемых действий до нескольких часов: период с утра до обеда. Темпоральный маркер nach den 10-Uhrnachrichten дополнительно «разграничивает» во времени события рассказа: что произошло до 10 часов утра, а что после.

Подобная схема темпоральной организации характерна для большого количества КР, различной может быть лишь величина временного отрезка на общей темпоральной линии повествования, лексическое значение и количество маркеров времени. Аналогичную темпоральную структуру имеют КР П. Хандке из указанного выше сборника «Epopöe des Wetterleuchtens oder Noch einmal für Thukydides» » [4] и «Epopöe vom Beladen eines Schiffs» » [5], а также произведение Г. Бёлля «Der Mann mit den Messern» [3].

Чуть более продолжительный временной промежуток отмечается в КР В. Шнурре «Auf der Flucht» [9], где автор описывает один из периодов скитания молодой семьи во время войны. Темпоральную продолжительность описываемых событий помогают определить следующие предложения:

Er lief zwei Stunden » [9, с. 61], Er lief noch einmal drei Stunden » [9, с. 64]. Исходя из этих отрывков, можно установить, что события продолжались, как минимум, пять часов, на протяжении которых развивалось основное действие данного КР – поиск пропитания. До и после этого эпизода автор описывает окружающую обстановку, не давая дополнительно четких указаний на продолжительность действий.

Кроме того, в данном КР читатель может определить время года описываемых событий: «Beeren und Pilze gab es nicht; die hatte die Sonne verbrannt. Über den Schneisen flackerte Hitze» » [9, с. 60]. Эти два предложения достаточно ярко описывают, насколько жаркое лето выдалось на тот период.

Аналогичный временной промежуток представлен в КР Г. Бёлля «Lohengrins Tod» » [2], где темпоральная организация текста играет особенно важную роль в разрешении основной проблемы повествования.

В данном произведении отмечается большое количество темпоральных маркеров, которые указывают на конкретное время событий. Подобные упоминания о времени не случайны, поскольку сюжет КР основан на том, что вследствие тяжелого ранения мальчик не может вовремя прийти домой к своим младшим братьям и принести им еду, за которой он уходил. Он лежит больнице, страдает от жуткой боли, но не перестает думать о своих братьях. Он перебирает в голове мысли о том, что, может быть, к ним все-таки кто-то придет, они не останутся одни, им не будет страшно; но, в конце концов, понимает, что это напрасные надежды. Он – беспомощен. Сердце героя разрывается, когда он, превозмогая ужасную боль, не сводит глаз с часов, считает каждую минуту, проведенную детьми в одиночестве.

… es war sicher halb neun, und es war so unheimlich still jetzt… » [2, с. 58], Er versuchte, sich klar zu werden, wie spät es war. Es war sicher neun, vielleicht zehn, und das war furchtbar… » [2, с. 63]. Эти короткие предложения точно передают волнение мальчика, переживание за своих младших братьев. Он хочет им помочь, но не может, а время идет…

Отметим, что этот КР особенно насыщен временными маркерами. От того, успеет ли герой вовремя прийти к голодным и одиноким детям, зависит практически их жизнь. Об этом свидетельствует описываемое в КР послевоенное время, которое еще таило в себе очень много опасностей для мирных жителей.

Wahrscheinlich würden sie alle beide weinen, denn wenn es auf sieben Uhr ging, hatten sie keine Freude mehr an ihren Spielen, weil sie Hunger hatten und wussten, dass er um halb acht kommen und ihnen zu essen geben würde » [2, с. 61]. Наличие большого количества темпоральных маркеров в тексте данного КР способствует более точному изображению чувств и переживаний героя на протяжении короткого временного интервала.

Следует отметить, что основной особенностью так называемых «растянутых» КР является изображение кратковременных действий персонажей или каких-либо непродолжительных событий при наличии их более детального описания.

Таким образом, представляется возможным сделать вывод о том, что в КР, где представлены описания маленького временного промежутка, автор нередко использует подробные описания ситуаций. Время в таких рассказах «растягивается», описания одного дня приобретают характер описания более продолжительного темпорального промежутка. Описываемый временной интервал четко ограничен.

Следует также отметить, что концентрация темпоральных маркеров в «растянутых» КР может быть различной: от одного до неопределенного их количества. Наличие высокой концентрации временных маркеров дает возможность читателю приблизиться к героям произведения и переживать вместе с ними описываемые события. В данном случае повествование в КР представляет собой так называемую постоянную смену кадра. Подобные КР захватывают читателя, держат его в постоянном напряжении, вызывают интерес к развитию событий. Наличие небольшого количества темпоральных маркеров в «растянутых» КР делает повествование более «замедленным», при этом интерес читателя к описываемым событиям не снижается.

 

Список литературы:

  1. Bender, H. Ortsbestimmung der Kurzgeschichte // Theorie der Kurzgeschichte. Stuttgart: Reclam, 1984. S. 65-73.
  2. Böll, H. Lohengrins Tod // H. Böll, Der Mann mit den Messern. Erzählungen. Stuttgart: Philipp Reclam jun. GmbH&Co, 1992. S. 54 – 68.
  3. Böll, H. Der Mann mit den Messern // H. Böll, Der Mann mit den Messern. Erzählungen. Stuttgart: Philipp Reclam jun. GmbH&Co, 1992. S. 3 – 18.
  4. Handke, P. Epopöe des Wetterleuchtens oder Noch einmal für Thukydides // P. Handke, Noch einmal für Thukydides. Erzählungen. Stuttgart: Philipp Reclam jun. GmbH&Co, 1992. S. 5 – 7.
  5. Handke, P. Epopöe vom Beladen eines Schiffs // P. Handke, Noch einmal für Thukydides. Erzählungen. Stuttgart: Philipp Reclam jun. GmbH&Co, 1992. S. 10 – 13.
  6. Handke, P. Für Thukydides // Noch einmal für Thukydides. Erzählungen. Stuttgart: Philipp Reclam jun. GmbH&Co, 1992. S. 3 – 5.
  7. Handke, P. Noch einmal für Thukydides. Erzählungen. Stuttgart: Philipp Reclam jun. GmbH&Co, 1992. 111 S.
  8. Rohner, L. Theorie der Kurzgeschichte. Wiesbaden: Athenation, 1976. 283 S.
  9. Schnurre, W. Auf der Flucht // Deutsche Kurzgeschichten, 11.-13. Schuljahr. Stuttgart: Philipp Reclam Philipp Reclam jun. GmbH&Co, 1994. S. 60 – 65.